«В теории всё просто» — Интервью с Быковым Ю.М., ООО «Интрейдинг», г.Ярославль

Сегодня мы поговорим о работе с «Меркурием» и разложим проблемы по полочкам с IT-специалистом компании «Интрейдинг» — Юрием Михайловичем Быковым.

— Здравствуйте, Юрий! Расскажите, пожалуйста, о Вашей организации!

— У нас мясоперерабатывающий завод, единственный в Ярославле. Мы занимаемся выпуском и реализацией продуктов питания из мяса по Ярославской области, Ивановской, Костромской, Владимирской областям. Мы развозим продукцию на собственных автомобилях.

— Когда Вы внедрились и как это было?

— В самой системе “Меркурий” мы работаем уже приблизительно 2 года. До этого работали в web-интерфейсе. Сертификаты гасил и выписывал ветврач из Станции по борьбе с болезнями животных, с ним у нас заключен договор. В начале июня мы перешли на работу в продуктиве через ВетиИС.API. Главная трудность внедрения — это отражение внутренней организации работы, потому что в системе все завязано на производстве. И вот первая проблема — поставщики нам присылают сырье в одном названии, у себя мы его учитываем уже в другом, соответственно, прослеживаемость выпуска становится нелегкой — отразить это в учетной системе и связать с “Меркурием” очень трудно. Мы приняли решение, что с июня будем создавать исходящие ветеринарные сертификаты таким путем: смотрим на количество позиций, которые пришли из заказа, делаем реализацию, только на основании этого выпускаем то количество сертификатов, которое должно быть по факту. Потому что делать выпуск фарша, который может быть одинаковый для многих позиций, нет возможности. Объем большой, а мы приняли решение исходящие сертификаты оформлять в четвертом уровне, то есть пономенклатурно, а по новому закону мы обязаны на каждую позицию в реализации одной накладной делать сертификат. Соответственно, на данный момент у нас в день выпускается более 2 500 сертификатов только исходящих. Почему выбрали делать выпуск в момент реализации — потому что нет возможности руками «прощелкивать» каждую партию и под каждую колбасу выбирать из какой партии она появилась. Это тоже, конечно, не совсем удобно, потому что новые проблемы возникают на этапе списания сырья. Мы подбираем сырье покатегорийно, а поставщики присылают нам конкретные названия. Но названия все разные, соответственно, указать, что это сделано из задней части бедра, или из шеи свиньи, например — нереально.

— Расскажите, какой системой 1С вы пользуетесь и какой продукт АСП выбрали?

— У нас система 1С 8, конфигурация — Резон: Мясокомбинат (обычные формы). Мы приобрели ее в 2014 году, после внедрения она не была в поддержке, мы ее поддерживаем сами. Я считаю, что сейчас уже у нас рукописная конфигурация. У вас мы выбирали прямую интеграцию, потому что при нашем уровне объема и логистике отгрузки подходит только такое решение. Оперативность работы в системе в приоритете.

— Что бы Вы посоветовали тем предприятиям, которые еще не работают над внедрением? Есть на самом деле чего бояться?

— Сейчас я — один специалист на предприятии, который занимается этим вопросом. Весь июнь я работал и днем и ночью. С вечера я выходил на смену вместе с ночными операторами, общался с ними и показывал как работать в этой системе, а днем приходилось выходить стандартно на работу в первую смену и уже вместе со специалистами АСП устранять недочеты, которые возникали в процессе интеграции с Меркурием. Буквально недавно ночью у нас случился кошмар, по другому не назовешь: мы сделали обновление на версию интеграции Шлюза 2.1 и у нас списалось все сырьё, соответственно, на ближайшие дни у нас его нет, и продукт делать не из чего. Будем каким-то образом все восстанавливать. Поддержка ВетИСа, я считаю, работает недостаточно хорошо, потому что все запросы, которые я отправлял, уходили в пустоту. Хотя, я звонил и говорил, что отправил запрос с просьбой ответить мне, чтобы в случае чего проверяющим можно было показать, что это не мы плохо работаем, а это ошибки “Меркурия”. И вот ответа никакого не получил. Поэтому я и не знаю, можно посоветовать только одно — готовьтесь сталкиваться с большими трудностями в процессе интеграции.

— Несмотря на Ваши проблемы и усталость я не могу не спросить — Вы видите перспективы у внедрения электронной ветеринарной сертификации?

— Перспективы есть, однако до отличного результата еще далеко. И на собрании с Россельхознадзором было ясно сказано, что пока они не будут ничего проверять — по какой рецептуре, сколько вы мяса положили в ГОСТовскую колбасу и т.д. Единственный плюс, в чем “Меркурий” помог нам — мы стали экономить на услугах ветврачей, потому что раньше сертификаты оформлялись ветврачом, который за каждую выписку брал деньги. Однако и сейчас без врачей не обойтись, потому что некоторые вещи не положено делать уполномоченному лицу, и мы с ними заключили договор на более приемлемых и интересных условиях. Сейчас мы понимаем всю ответственность, если по какой-то причине документ не отправится, а ведь и Интернет может пропасть, и компьютер сломаться, может произойти что угодно.

— Мы с Вами говорили о развитии предприятий, но “Меркурий” подразумевает ещё и пользу для потребителя. По Вашему мнению в дальнейшем потребитель получит какую-либо пользу?

— Нет, особенно сейчас, когда официально “Меркурием” разрешено делать производство так называемым “блэк-боксом” — это такая черная коробочка, откуда мы “какое-то” сырье взяли и из него “какую-то” колбасу получили. То есть сейчас мы даже не знаем конкретных пропорций. И из всех — единицы тех, кто работает на четвертом уровне, “для всех”. То есть в основном четвертый уровень требуют сети, которые ставят свои условия, но для обычных покупателей и других магазинов, для оптовиков, как правило, все отгружается именно покатегорийно, это более укрупненный разрез продукции. И поэтому человек, пришедший в магазин, не может просто взять колбасу и сказать: “Да, вот это сделано из коровы из Бразилии, её звали Люси”. Никто так не скажет никогда (смеется). Хотя такая логика, вроде, и подразумевалась. И эта система безопасности, которая подразумевает контроль над ветеринарными заболеваниями, то есть из опасного региона АЧС не пришло в мясо или колбасу, которую вы сегодня съели — сейчас тоже очень хромает. Возможно, года через 3, когда это хотя-бы на техническом уровне полностью наладится, можно будет об этом говорить. Однако большинство просто даже не знает — что это и зачем. Да и обычному обывателю это просто и не надо.

— Представ перед Власовым, что бы Вы ему сказали?

— Николай Анатольевич — он исполнитель. Не Власову надо что-то говорить. У него ведь нет выбора. К нему пришли и поставили задачу, и я прекрасно его понимаю — ко мне тоже приходят и ставят задачу, а как я ее буду реализовывать вышестоящим органам уже мало интересно. Я бы, наверное, попросил хотя-бы попытаться донести до людей и посмотреть не со стороны контролирующих органов, а со стороны исполнителей этих законов — насколько это всё сложно на практике. И это мы сейчас ещё даже не затрагиваем учет возврата через “Меркурий” — это все сложно ввиду существования компартмента. То есть сейчас мы не имеем права брать возвраты. А конкуренция сегодня такая, что да, может быть залежалась колбаса, возможен даже брак, это производство, тут бывает все. И в этой ситуации страдает и магазин, и покупатель, потому что в итоге издержки обрушатся на их плечи. Магазину придется продавать продукцию с большей наценкой, так как придется компенсировать свои затраты на колбасу, которую я могу выбросить по какой-либо причине. А покупатель будет приобретать более дешевый товар, который и так уже совсем не дешевый, «привет НДС 20%». Я уверен, что Николай Анатольевич — серьезный начальник, ему сказали исполнители, что это все реально и, вроде-бы, просто. Когда мы смотрим на картинку, на бизнес-процессы — да, вроде ничего сложного: приняли сырье, переработали его, выпустили, вот и конечный продукт. А на самом деле это не так просто. Все в теории кажется очень красиво, а когда сталкиваешься на практике — уже сложнее. Плюс у каждого предприятия есть свои внутренние особенности. Также не стоит забывать, что с программой работают обычные операторы. Но ведь оператор — он не программист. А учитывая все ошибки сложно даже мне (смеется), потому что бывает так, что это происходит на стороне “Меркурия”, и что делать — сложно разобраться. Мы можем позвонить, в ответ мы получаем — “у нас все хорошо”. А в итоге мне нужно сделать более 2 500 сертификатов в срок выпуска продукта. Я бы хотел попросить Н.А.Власова, чтобы он приехал к нам на завод и сам попытался это всё сделать и реализовать с минимальными затратами. Да, взять бы 10 человек, которые будут «выписывать» сертификаты, но мы не можем себе этого позволить, а поддержки от государства, например, миллиона рублей на развитие, а через год отчитайтесь, ждать не приходится(смеется).

— Спасибо за интересный диалог!

Алёна Бохан